Ничего не найдено

Попробуйте изменить запрос

Энтони Горовиц: Зачем читать Шерлока Холмса

Энтони Горовиц: Зачем читать Шерлока Холмса

Шерлок Холмс — один из символов Англии, но что вы на самом деле знаете о великом сыщике? Мы публикуем интервью с писателем Энтони Горовицем, который не только исследует мир сэра Артура Конан Дойла, но и написал «Дом шелка» и «Мориарти», продолжения приключений Шерлока Холмса и доктора Ватсона.

«ВЫ СКОТИНА!» Так начиналось одно из писем Артуру Конан Дойлу, которое он получил после смерти Шерлока Холмса в рассказе «Последнее дело Холмса». После публикации этой истории журнал The Strand, в котором издавался писатель, потерял 20 тысяч подписчиков, а сам Дойл получил целый мешок писем с проклятиями. Непросто с такими-то фанатами, неправда ли? Естественно, что через 10 лет Холмс вернулся и больше уже никогда нас не покидал. 

В Книге рекордов Гиннеса Холмс назван самым часто изображаемым на экране литературным человеческим персонажем (среди всех персонажей на первом месте Дракула, но он все-таки бессмертный), а еще есть бесчисленные театральные постановки, радиоспектакли, компьютерные игры и комиксы. Из четырех романов и 56 рассказов писатель создал целую вселенную.

Энтони Горовиц — автор официальных продолжений приключений Шерлока Холмса. Источник: Фото из личного архива писателя

Энтони Горовиц, автор двух романов о Шерлоке Холмсе («Дом шелка» и «Мориарти»), — идеальный проводник в мир Артура Конан Дойла. Он расскажет, зачем нужно читать книги о знаменитом сыщике, как Холмс стал символом своей эпохи и почему Мориарти, который появлялся всего в одном рассказе цикла, играет такую важную роль в каноне. 

Зачем читать книги о Шерлоке Холмсе?

Во-первых, с этого начинается вся современная детективная литература. Современный детектив родился благодаря Шерлоку Холмсу.

Эти книги, как и романы о Джеймсе Бонде, так и ждут, что читатели их откроют для себя: в них прекрасный слог, придуманный мир, от которого получаешь удовольствие, и они сами по себе уникальны. Они могут вас удивить, потому что в рассказах о Шерлоке очень мало убийств, эти истории куда более своеобразны.

Дойл — необычайно умный писатель. Можно сказать, что он приверженец готического романтизма: вспомните, как он описывает Лондон, атмосферу мира, впечатления от улиц, туман и все такое. Это совсем не то, о чем вы думаете, когда смотрите на Роберта Дауни младшего или Бенедикта Камбербэтча, так что истории Артура Конан Дойла приведут вас в восторг, порадуют и удивят.

Проговорим очевидное: литературный Шерлок не носит охотничью шляпу и никогда не говорит «Элементарно, Ватсон».

Абсолютно точно. Есть некоторые небольшие ошибки, которые были допущены. Однако они в конце концов стали считаться каноном.

Кадр из сериала «Шерлок». Источник: Кинопоиск

Очевидно, что сегодня Шерлок Холмс – мировой бренд, но его популярность в викторианской Англии была просто невероятной...

Люди носили траур, когда он умер. После Рейхенбахского водопада люди выходили на улицу только в черном, так они были огорчены его смертью. Да, он был совершенно огромным феноменом, я полагаю, Гарри Поттером того времени. И сделал Дойла очень богатым.

Меня всегда поражало, что Дойл сомневался в своем персонаже: он считал Холмса ниже себя, ненавидел его, хотел избавиться от него. Мысль об этом всегда заставляет меня улыбаться. Дойл считал, что романы об убийствах, детективная литература, да называйте как угодно, – ниже его достоинства. Он считал их слишком банальным.

Он хотел, чтобы люди читали его готические, исторические произведения. Он поставил на кон свою репутацию ради книг «Белый отряд» и «Михей Кларк», о которых сейчас мало кто помнит. Он с радостью убил Шерлока в рассказе «Последнее дело Холмса» и воскресил его исключительно по меркантильным причинам.

Актеры обычно изображают Холмса как безэмоционального социопата, хотя на самом деле литературный Шерлок  – достаточно дружелюбный, чуткий человек, который находится в мире с самим собой.

Не уверен, что это так. Если вы прочтете, что Ватсон пишет о Холмсе, особенно в ранних произведениях, например, в «Этюде в багровых тонах», то увидите, что он достаточно сильно может раздражать. Холодный, сдержанный, да еще и в квартире у него не убрано.

Есть пара моментов, когда он переживает за Ватсона. В одной истории Ватсон ранен, и Холмс бросается к нему на помощь,  некоторое время Шерлок очень обеспокоен его состоянием. Но по большому счету, у Холмса довольно сложный характер.

Гениальность этих книг заключается в том, что если бы вы или я встретились с Холмсом в реальной жизни, он вряд ли бы нам понравился. Но мы видим его глазами Ватсона, который его абсолютно обожает; который осознает все его недостатки, но в то же время восхищается его детективными способностями, его талантами и интеллектом. И именно взгляд Ватсона и дружба Ватсона делают эти книги такими привлекательными.

Не считая «Собаки Баскервилей», рассказы о Холмсе гораздо известнее романов о нем. При этом ни один из 4 романов не может похвастаться особенно большим объемом. Есть ли в Холмсе что-то такое, что делает его особенно подходящим персонажем именно для коротких историй?

Да, когда я работал над «Домом шелка», я обнаружил, что одна из самых больших моих проблем, – как написать историю о Холмсе длинной в 90 тысяч слов. Дело в том, что у современных романов примерно такой объем – 90 тысяч слов; а самая длинная история о Холмсе составляет всего около 44 тысяч слов. Это ведь не классические детективные истории об убийствах с большим количеством подозреваемых. Они гораздо более своеобразны. 

Обычно рассказы устроены так: есть какая-то ситуация, которую очень сложно объяснить, поэтому на протяжении 15 или 20 страниц Холмс растолковывает, что к чему. Сюжеты всех рассказов связаны с какими-то происшествиями. Романы объемом побольше, но и они тоже довольно компактные.

Границы сюжета при этом могут быть очень широкими: например, персонажи могут прибыть в Англию из Америки, где они были связаны с мормонами и где существовал заговор с целью их убить. Однако убийство — это не такой большой эпизод. Именно поэтому эти преступления так хорошо подходят именно для рассказов.   

Кадр из фильма Гая Ричи «Шерлок Холмс». Источник: Кинопоиск

Холмс растворился в истории лучше, чем какой-либо другой персонаж, — он такая же часть своей эпохи, как королева Виктория или Джек-потрошитель. Как ему это удалось? 

У Холмса интересные отношения с историей. Мы смотрим на поздневикторианскую Англию через призму, созданную Артуром Конан Дойлом. Это один из его величайших талантов как писателя — придумывать готические истории, способные вызывать в воображении целый мир. 

Я могу назвать только одного автора, творчество которого можно описать и пятью словами, чтобы сразу же окунуться в созданный им мир. Поэтому я говорю вам: туман, газовые фонари, экипаж, скрипка Страдивари… и вы сразу же переноситесь в эту историю! Она обволакивает вас, вы чувствуете ее, более того это встреча с чем-то знакомым; вы поселяетесь внутри истории и влюбляетесь в нее. 

У британцев это все теперь в крови, нам от этого уже никак не избавиться. И в этом и был гений Дойла как писателя, даже больше, чем в его сюжетах. 

Когда вы писали продолжение Шерлока Холмса, вы погружались в мир Артура Конан Дойла или пытались привнести в него что-то современное? Как вам удалось передать голос викторианской Англии из XXI века? 

Я не заинтересован ни в каком другом подходе, кроме как погружаться в его мир. Я делал в точности то, что делал Дойл. Я читал его книги, я пытался понять, что он хотел в них достичь и как он это делал. И хотя, опять же, я не такой хороший писатель, как Дойл, я делаю все, что в моих силах, чтобы писать, как он. Поэтому я подчиняюсь всем его правилам.

Артур Конан Дойл. Источник: Wikipedia

Мне помогает, что на протяжении всей своей жизни я читал литературу XIX века, все мои любимые авторы жили тогда — начиная от Диккенса и Гиссинга и заканчивая Оруэллом, который жил уже в начале XX века. Но и сам Дойл тоже писал в начала XX века. Иногда мне кажется, что часть своей жизни я прожил в XIX веке, и поэтому мне нетрудно перенять язык и сентиментальность того времени.

Мориарти — один из центральных персонажей цикла о Шерлоке Холмсе. Однако профессор появляется всего в одном рассказе. Почему он оказал такое большое влияние на канон? 

Мориарти — творение великого гения. Причина, по которой этот персонаж так успешен и могущественен, кроется, прежде всего, в его имени. Дойл блестяще называл персонажей. И Мориарти — просто лучшее имя для злодея, которое ассоциируется и с моргом (англ. morgue), и со смертностью (англ. mortality), но не только. Как ни странно, но на самом деле это имя мальчика, с которым Дойл учился вместе в школе. Вот откуда он взял это имя. Но это блестящий выбор.

О Мориарти так мало известно – он появляется в одном рассказе и упоминается еще в двух, – но этого достаточно. Шерлок его невероятно уважает: в «Последнем деле Холмса» он превозносит его и помещает в некий контекст. Забавно, что до этого он раскрыл довольно много дел, даже не упоминая его, а теперь кажется, будто каждое преступление в Лондоне как-то вязано с Мориарти. Просто потрясающая придумка! 

Если бы мы знали больше о Мориарти — как он действовал, чем зарабатывал на жизнь до того, как стал преступником, — он бы не оказывал на нас такое большое впечатление. 

Именно из-за того, что о нем так мало известно, мне очень понравилось работать над моей книгой «Мориарти». Особая радость — придумать свой собственный мир. Когда я закончил «Дом шелка», мне казалось, что лучше я уже не напишу. Я использовал все приемы, даже вставил фразу «Элементарно, Ватсон». Я описал все сцены с Холмсом, которые ждет читатель. И я понял, что не могу написать еще один роман о Холмсе, ведь больше мне нечего сказать. Так что я решил посмотреть на все с другой стороны и переключился на Мориарти. 

В голову мне пришла такая мысль: Мориарти — самый злой человек в мире. Можно ли написать книгу, столь же злую, как он? Таков был план. Я напишу злую книгу. И это именно то, что я сделал.

Иллюстрация к рассказу «Последнее дело Холмса». Источник: «Записки о Шерлоке Холмсе»

Какие рассказы вы бы порекомендовали читателю, который только начинает знакомиться с произведениями о Шерлоке Холмсе?

Ух ты, это сложный вопрос. Я думаю, никак не обойтись без «Скандала в Богемии» – это уже классика. Мне всегда очень нравился «Умирающий сыщик», это одна из моих любимых историй. «Чарльз Огастес Милвертон» – замечательный, просто замечательный заглавный персонаж, поэтому это тоже один из моих любимых рассказов. И я думаю, еще «Пестрая лента» – очень готическая история, которая тоже уже стала классикой.

У какого рассказа о Шерлоке Холмсе самый оригинальный сюжет?

Я бы выбрал «Подрядчика из Норвуда». Это действительно хороший рассказ с великолепным сюжетным поворотом.

Любимая реплика Холмса?

«Отбросьте невозможное — и то, что останется, каким бы невероятным оно ни казалось, должно быть истиной» из рассказа «Знак четырех».

Лучший второстепенный персонаж из оригинального цикла?

Чарльз Огастес Милвертон.

Лучший рассказ?

«Союз рыжих».

На основе интервью Энтони Горовица изданию Square Mile