Литературные портреты: Волшебники и маги

Литературные портреты: Волшебники и маги

Литературные портреты: Волшебники и маги
Литературные портреты: Волшебники и маги, Андре Моруа
Переводчики:
Андрей Степанов,
Марианна Тайманова,
Римма Генкина,
Валентина Чепига,
Елена Богатыренко,
Алла Смирнова,
Галина Соловьева,
Марианна Брусовани,
Ирина Дмоховская,
А. Бессонова
12+
2022 г.
Издательство: Колибри
Тип переплета: твердый
Количество страниц: 480
Формат: 140х210
ISBN: 978-5-389-20161-3
Купить книгу

Андре Моруа — известный французский писатель, член Французской академии, классик французской литературы XX века. Его творческое наследие обширно и многогранно — психологические романы, новеллы, путевые очерки, исторические и литературоведческие сочинения и др. Но прежде всего Моруа — признанный мастер романизированных биографий (Дюма, Бальзака, Виктора Гюго и др.). И потому обращение писателя к жанру литературного портрета — своего рода мини-биографии, небольшому очерку о ком-либо из коллег по цеху, не было случайным. Эта книга Моруа целиком посвящена английской литературе, специфике ее развития, результатом которого стало появление таких всемирно известных писателей, как Чарльз Диккенс, Оскар Уайльд, Редьярд Киплинг, Герберт Уэллс, Бернард Шоу. Моруа, который написал эти очерки в 1920-х — первой половине 1930-х годов, волновало и влияние английских авторов на всю европейскую литературу, и судьба творческого наследия ближайших современников — Литтона Стрейчи, Кэтрин Мэнсфилд, Дэвида Герберта Лоуренса, Олдоса Хаксли и др. Многие тексты печатаются на русском языке впервые.

Цитаты из книги «Литературные портреты: Волшебники и маги»

  • Для всех англоязычных стран Диккенс остается великим народным писателем; нет никаких сомнений, что и сегодня вечером в каком-то мюзик-холле в пригороде Лондона в ходе представления, в котором участвуют акробаты, исполнители комических куплетов, танцовщики и чревовещатель, на сцену выйдет странный персонаж, Имперсонатор Диккенса, актер, умеющий изображать диккенсовских персонажей.
  • Если для того, чтобы объединить группу светских людей, необходим эдакий основательный коллективный эгоизм, своего рода защита против скуки, то, без сомнения, никогда еще свет не знал большей скуки, чем та, что обуревала стариков в 1750-е годы. Именно у представителей этого поколения отвращение к жизни достигло апогея. Между ними и бездонной пропастью, именуемой скукой, не оставалось никакого барьера.
  • У Киплинга мы не найдем никаких духовных и чувственных амазонок, которые встречаются у Уэллса или Хаксли. У него женщина — или опасная и таинственная колдунья, или боевой товарищ, сильная женщина Писания. И совершенно очевидно, что в героическом усилии, требующем от мужчины всего его мужества, будь то усилие человека действия или человека государственного, женщина, которая не умеет быть боевым товарищем, очень скоро становится злым гением. Хоть это и жестокая мысль, но верная.
Вам может быть интересно
Не пропустите новые события

Получите книгу в подарок за подписку

Нажимая на кнопку , я соглашаюсь на обработку и хранение моих персональных данных