Top.Mail.Ru

Ничего не найдено

Попробуйте изменить запрос

  1. Главная
  2. Публикации
  3. Статьи
  4. ✍Томас Пинчон: писатель, ускользнувший от мира

Томас Пинчон: писатель, ускользнувший от мира

Автор:
Сложно определить, чем более знаменит Томас Пинчон — лихими романами или радикальным отказом говорить о себе, превратившим его в самого загадочного автора США. Обещать приоткрыть завесу тайны в его случае бессмысленно, но попробуем поговорить о Пинчоне и о том, почему его стоит читать.
В 1974 году Томасу Пинчону вручали Национальную книжную премию США за его opus magnum «Радуга тяготения», сложный роман, где в антураже Второй мировой войны смешиваются метафизика и физика ядерная, дикая брань и нежность, едкое издевательство над Америкой и размышления об устройстве мира. На сцену поднялся дерганый мужчина неопределенного возраста и принялся зачитывать совершенно бессвязную речь, где рассуждал о процедуре и протоколе, органах и оргазмах, а в конце поблагодарил Брежнева, Киссинджера и Трумена Капоте.



Этим мужчиной был комик Ирвин Кори, явившийся поиздеваться над литературным истеблишментом с благословения настоящего Томаса Пинчона. Сам Пинчон к тому времени давно избегал любых появлений на публике и общения с прессой — а на сегодняшний день 86-летний писатель соблюдает обет непубличности уже более полувека.

Моряк с большими зубами

«Трудно себе представить более американского писателя», — замечает о Пинчоне Максим Немцов, переводчик большинства романов этого автора. Действительно: Томас Пинчон не только родился в семье, восходящей корнями к колонистам Новой Англии, но и с юности отличался вполне американским духом к авантюрам. В 1953 году поступил в Корнеллский университет изучать инженерную физику, а спустя два года Пинчон бросил учебу и пошел служить матросом на флот. Отслужив, он вернулся в Корнелл, где штудировал уже не физику, а английский язык. До сих пор идут пересуды, посещал ли он лекции Владимира Набокова, как раз преподававшего в те времена в Корнелле. Однокурсник писателя спустя годы заметит, что Пинчон слушать Набокова ходил, но ничего не понимал из-за чудовищного акцента мэтра, — впрочем, это может быть байкой.

Томас Пинчон в молодости. Источник: wikipedia


Так или иначе, вскоре после окончания Корнелла Пинчон выбрал дорогу, которая позже принесет ему титул «затворника», хотя не сказать, чтобы писатель специально жил отшельником, просто держался подальше от камер и публичных мероприятий. Поэтому с немногочисленных верифицированных фото Томаса Пинчона на нас глядит очень молодой человек с выдающимися передними зубами. Как рассказывал тот же однокурсник писателя Джулс Сигел, по поводу зубов Пинчон очень переживал.

Постмодернист

На стремление Пинчона избегать объективов и премий никто не обратил бы внимания, не стань он литературной звездой с выходом первого же романа — опубликованного в 1963 году «V.».



О книге, где постепенно сходятся воедино (собственно, буквой V) равно безумные сюжетные линии бывшего моряка Бенни Профана и интеллектуала Херберта Шаблона, мотающихся по Америке, в New York Times писали так: «Автор легко может вплести в текст свои любимые анекдоты, придумать песню, предаться мечтам, написать стихи и продемонстрировать глубокие познания в таких разрозненных предметах, как физика, астрономия, искусство, джаз, ринопластика и дикая природа канализационной системы Нью-Йорка». Интересно стало сразу — и дальше интерес только нарастал, а автора найти уже было невозможно. Томас Пинчон решил, что говорить за него будут его книги.



Второй роман, «Выкрикивается лот 49» (1966), считается хорошей точкой входа в творчество Пинчона для тех, кто не готов начинать с хардкора. История женщины по имени Эдипа Маас, оказавшейся в центре странной аферы с наследством, и по объему, и по закрученности сюжета щадит читателя — если сравнивать как с «V.», так и с «Радугой тяготения» (1973). Эти три романа иногда объединяют в «оригинальную трилогию» Пинчона, охватывающую первый период его творчества.

Уже после первых романов Пинчона закономерно причислили к постмодернистам: он отлично умеет слить воедино сакральное и профанное, бытовое и безумное, заумное и понятное каждому, добавить огромное количество паранойи — многие его герои охвачены иррациональными страхами, которые то и дело сбываются, — смешать, взболтать и поджечь.

Легенда

После эпохальной «Радуги тяготения», которую ненавидели и любили, а также почем зря сравнивали ее автора с Фолкнером, Мелвиллом и Джойсом, Томас Пинчон взял паузу почти в двадцать лет. За это время он публиковал только статьи, эссе и сборник рассказов «Нерадивый ученик» — коллекцию ранних опытов в малой форме.



Слухи вокруг его персоны только множились: кто-то утверждал, что за таким псевдонимом прячется другой литературный нелюдим Джером Д. Сэлинджер, другие и вовсе предположили, что Пинчон — это террорист Унабомбер. А настоящий Пинчон с 1990-х начал вновь выпускать романы: меланхоличную «Винляндию» (1990), стилизацию под историческую прозу XVIII века «Мэйсон и Диксон» (1997), крайне запутанный «Against the Day» (2006). Особняком стоит «Внутренний порок» (2009), детектив-рефлексия о безумных 1970-х в Калифорнии, — пока единственный из романов Пинчона, по которому сняли фильм (вышел в 2014 г.). Один из актеров обмолвился, что Пинчон засветился в камео — фанаты с лупой искали автора в 148 минутах хронометража, но так никого и не нашли.

Последний пока что роман Пинчона «Край навылет» опубликован в 2013 году. Как сообщают СМИ, «затворник» сейчас живет в Нью-Йорке (спрятаться проще всего в людных местах) и не особо-то скрывается от мира — просто сам выбирает, с кем общаться. Живая легенда литературы может себе это позволить.
Самое интересное