Радуга тяготения

Радуга тяготения
Скоро
Радуга тяготения, Томас Пинчон
Переводчики:
Анастасия Грызунова,
Максим Немцов
18+
Издательство: Иностранка
Тип переплета: твердый
Количество страниц: 928
Формат: 140х210
ISBN: 978-5-389-20174-3
Купить книгу

Томас Пинчон — наряду с Сэлинджером, «великий американский затворник», один из крупнейших писателей мировой литературы XX, а теперь и XXI века, после первых же публикаций единодушно признанный классиком уровня Набокова, Джойса и Борхеса. Его «Радуга тяготения» — это главный послевоенный роман мировой литературы, вобравший в себя вторую половину XX века так же, как джойсовский «Улисс» вобрал первую. Это грандиозный постмодернистский эпос и едкая сатира, это помноженная на фарс трагедия и радикальнейшее антивоенное высказывание, это контркультурная библия и взрывчатая смесь иронии с конспирологией; это, наконец, уникальный читательский опыт и сюрреалистический травелог через преисподнюю нашего коллективного прошлого. Без «Радуги тяготения» не было бы ни «Маятника Фуко» Умберто Эко, ни всего киберпанка вместе взятого, да и сам пейзаж современной литературы был бы совершенно иным. Вот уже почти полвека в этой книге что ни день то открывают новые смыслы, но единственное правильное прочтение так и остается, к счастью, недостижимым. Получившая главную американскую литературную награду — Национальную книжную премию США, номинированная на десяток других престижных премий и своим радикализмом вызвавшая лавину отставок почтенных жюри, «Радуга тяготения» остается вне оценочной шкалы и вне времени.
Перевод публикуется в новой редакции.

Еще о книге
«Всеобъемлющий роман, в котором происходит чудо языка и таинство воскрешения героев, — что еще надо для великой книги? Но чтобы насладиться любым из этих трех компонентов, читателю придется приложить достаточно усилий — хотя, конечно, несравненно меньше, чем потребовалось Томасу Пинчону, чтобы написать, а Анастасии Грызуновой и Максиму Немцову — чтобы перевести «Радугу тяготения». Взявшись за нее, Грызунова и Немцов обрекли себя на недовольное ворчание критиков, которые наверняка упрекнут их в том, что русский текст местами неудобочитаем, а иногда — так просто непонятен. Недовольные, очевидно, в глаза не видели оригинала: пенять переводчикам за сложность и герметичность текста «Радуги тяготения» — все равно что упрекать корректора «Улисса» в том, что на последних страницах романа нет ни одного знака препинания», — Сергей Кузнецов  

«Всеобъемлющий роман, в котором происходит чудо языка и таинство воскрешения героев, — что еще надо для великой книги?», — Сергей Кузнецов

«1) Эта атмосфера тайны мира, которая у Пинчона есть, она делает его романы великими.

2) Очень хороший писатель, очень плотный. Действительно плотная проза — ножа не всунешь, лишних слов нет», — Дмитрий Быков

«Неподражаемый рассказчик историй, происходящих из темного подполья нашего воображения», — Guardian

«В прозе он подобен математику, с абсолютной точностью испытывая на разрыв каждое слово и каждую строку, шутку, двусмысленность, уверенно идя на смертельный языковой риск…», — The New Yorker

Отправить на e-mail:

Нажимая на кнопку , я соглашаюсь на обработку и хранение моих персональных данных
Не пропустите новые события

Получите книгу в подарок за подписку

Нажимая на кнопку , я соглашаюсь на обработку и хранение моих персональных данных