Ничего не найдено

Попробуйте изменить запрос

"Жизнь моя стала фантастическая". Дневники 1901–1921 годов. Книга первая

"Жизнь моя стала фантастическая". Дневники 1901–1921 годов. Книга первая

"Жизнь моя стала фантастическая". Дневники 1901–1921 годов. Книга первая
Новинка
16+
2022 г.
Издательство: Азбука
Тип переплета: мягкая обложка
Количество страниц: 608
Формат: 115х180
ISBN: 978-5-389-21931-1
Купить книгу

Миллионам читателей К. И. Чуковский известен как автор произведений для детей. Сам он об этом говорил так: «Все другие мои сочинения до такой степени заслонены моими детскими сказками, что в представлении многих читателей я, кроме „Мойдодыров“ и „Муха-Цокотуха“, вообще ничего не писал». Чуковский оставил обширное творческое наследие, включающее публицистику, переводы, литературную критику, работы по филологии, мемуаристику, в том числе и дневники, которые Чуковский вел всю жизнь. В первой части дневников (1901–1921) запечатлена литературно-художественная атмосфера Серебряного века. Чуковский был знаком со многими знаменитыми современниками — Горьким, Короленко, Репиным, Блоком, Мережковским, Ахматовой и др. Заметки о встречах и беседах с ними, о событиях личной и общественной жизни ценны именно тем, что на этих страницах зафиксированы живые, непосредственные впечатления и оценки. Не предназначавшиеся для печати, эти дневники оказались важнейшим документальным свидетельством эпохи…

Цитаты из книги «"Жизнь моя стала фантастическая". Дневники 1901–1921 годов. Книга первая»

  • Андреев говорил обо мне: — Вы нужны потому, что вы показываете у всякого стула его донышко. Мы и не подозревали, что у стула бывает дно, а вы показываете. Но с вами часто случается то, что случилось с одним героем у Эдгара По: он снимал человека с прыщиком, а вышел прыщик с человеком.
  • Блок патологически аккуратный человек. Это совершенно не вяжется с той поэзией безумия и гибели, которая ему так удается. Любит каждую вещь обвернуть бумажечкой, перевязать веревочкой; страшно ему нравятся футлярчики, коробочки.
  • Дневник — громадная сила,— только он сумеет удержать эти глыбы снегу, когда они уже растают, только он оставит нерастаянным этот туман, оставит меня в гимназической шинели, смущенного, радостного, оскорбленного.
Не пропустите новые события

Получите книгу в подарок за подписку

Нажимая на кнопку , я соглашаюсь на обработку и хранение моих персональных данных