Сталин и писатели. Книга третья

Сталин и писатели. Книга третья

Сталин и писатели. Книга третья
Сталин и писатели. Книга третья, Бенедикт Сарнов
Сталин и писатели. Книга третья
Сталин и писатели. Книга третья, Бенедикт Сарнов
18+
2018 г.
Издательство: КоЛибри
Тип переплета: твердый
Количество страниц: 768
Формат: 165х235
ISBN: 978-5-389-14121-6
Купить книгу

«Мне показалось необычайно заманчивым, отталкиваясь от документов и опираясь на них, расширяя границы документа, внимательно и по возможности подробно рассмотреть “взаимоотношения” со Сталиным каждого из тех писателей, на чью судьбу наложило свою печать чугунное сталинское слово. (Бенедикт Сарнов)
Третий том произведения «Сталин и писатели» состоит из четырех глав: «Сталин и Шолохов», «Сталин и Пильняк», «Сталин и Замятин», «Сталин и Платонов».

Еще о книге
«В очередной раз не могу не восхититься широчайшим кругозором Бориса Михайловича, его потрясающей эрудицией и огромным массивом документов (писем, заметок, воспоминаний итд) которые он использует при подготовке своих книг. И как всегда - вся книга у меня получилась в заметках и цитатах», — Celine (Эксперт LiveLib.ru)

«Книга Б. Сарнова- замечательный образец в исследовании ( не только литературы). Выписано много цитат, но хочется закончить одной, Платонова А.: "Советская власть отняла у меня сына- советская власть упорно хотела многие годы отнять у меня звание писателя. Но моего творчества никто у меня не отнимет"», — Sopromat (Эксперт LiveLib.ru)

Отправить на e-mail:

Нажимая на кнопку , я соглашаюсь на обработку и хранение моих персональных данных

Цитаты из книги

  • Сталин хотел, чтобы перед ним трепетали. Не верность идее и даже не личная преданность, а именно вот этот трепет был для него самой верной гарантией надежности выдвинутого им на тот или иной высокий пост человека. А что может быть более верным и надежным залогом этого трепета, чем постоянный страх разоблачения!
  • Все, конечно, тогда знали, что «космополит» — это значит «еврей». Ни у кого на этот счет не было ни малейших сомнений. Но сказать об этом вслух все-таки никто не решался: уж больно плохо это сочеталось с принципами пролетарского интернационализма.
  • А литература сама Вам отомстит за себя, как мстит она всем, кто отступает от налагаемого ею трудного долга. Она приговорит Вас к высшей мере наказания, существующего для художника, — к творческому бесплодию. И никакие почести, деньги, отечественные и международные премии не отвратят этот приговор от Вашей головы.
Не пропустите новые события

Получите книгу в подарок за подписку

Нажимая на кнопку , я соглашаюсь на обработку и хранение моих персональных данных

18+
© 2008 – 2020 ООО «Издательская Группа Азбука-Аттикус»
Разработано в AIR Production