Ничего не найдено

Попробуйте изменить запрос

Как собака из приюта изменила мою жизнь

Как собака из приюта изменила мою жизнь

Автор:
Автор «До встречи с тобой» рассказывает, как спасенная из приюта собака породы пиренейская горная изменила ее жизнь.  

Часто говорят, что возраст после 45 ­­– опасное время. Два года назад я влюбилась, но не в своего мужа. Внезапно обрушившаяся на меня любовь всей жизни ­­– не молодой парень и даже не первая любовь, которую я нашла на Фейсбуке. Это пиренейская горная собака весом 58 килограммов.

Я совсем не собиралась заводить еще одно домашнее животное. Мы, по словам моего мужа, достигли «животного максимума»: у нас три лошади, три кошки и бордер-терьер (и еще три ребенка в придачу). Когда наш друг нашел собаку на сайте местного питомника, мы как раз переехали в большой дом. Собаке было семь лет, она была огромная и слишком старая, чтобы найти новую семью. Никто не хочет забирать из приюта животное, которое в любой момент может заболеть или еще хуже (а собаки больших размеров редко доживают до глубокой старости).

Сейчас я уже не помню, почему все-таки решила с ней встретиться. Всей семьей мы поехали в небольшой приют, полный собак, ищущих новый дом. И там была она – уставшая белая собака размером с пони. Нам сказали: она любит детей, ей нравится сыр, она не обращает внимания на котов, она «не доставит никаких неприятностей». Я подумала – забрать собаку будет хорошим поступком.

Источник: личный архив Джоджо Мойес

С недавних пор я стала лучше понимать приемных родителей. Когда к нам должен был прийти проверяющий, чтобы оценить, подходит ли наш дом для собаки, я так разволновалась, проснулась от беспокойства в 3 утра. У нас 22 акра (почти 9 гектаров) земли, но сада как такового нет. Это плохо? Может быть, стоило огородить пруд забором? Если я не до конца расчесала волосы, решит ли проверяющий, что я буду плохо воспитывать собаку? Когда же сотрудник приюта пришел, он посмотрел на наш участок и сказал: «Не знаю, зачем нам была необходима эта встреча. Если честно, я бы хотел, чтобы вы усыновили меня».

Неделю спустя я ехала домой на машине с собакой на заднем сиденье. Нам вдвоем потребовалось 20 минут, чтобы усадить ее назад (она была уже слишком старой, чтобы запрыгнуть самостоятельно). Всю часовую поездку собака плакала – ужасный, душераздирающий звук. Я смотрела на нее в зеркало заднего вида и думала: «Что же я наделала?» Уже потом я поняла, что ее забирали из приюта столько раз, что она решила, что ее вновь просто перевозят с одного места на другое.

Два лучших способа помочь собаке адаптироваться – режим дня и тренировки. Мы начали с регулярных и частых прогулок, но уже через несколько дней Большая Собака начала ужасно хромать. Я стала искать симптомы артрита, болезни суставов, смещение бедра и только потом догадалась проверить ее лапы. Подушечки на них были  цвета розового шелка, что часто бывает у собак, которых растили специально для разведения. Пока мы гуляли по траве, ее лапы начали грубеть, а я думала, как же плохо создавать «конвейер по производству щенков».

Источник: личный архив Джоджо Мойес

Первые недели прошли просто отвратительно. Собака часто плакала, у нее была инфекция мочевого пузыря и проблемы с питанием. Наши кошки были вне себя. А вот три наших ребенка без опаски зарывались в ее мягкую шерсть, лежали на ней и рассказывали ей истории. Пиренейские горные собаки любят детей. Любого взрослого гостя она будет встречать в духе фильма «Выживший», ребенок же сможет спокойно зайти. Она опустит перед ним голову, моментально станет кроткой и послушной. Такое поведение – особенность породы. Через несколько месяцев Большая Собака приспособилась и перестала плакать в машине (мы заказали в Германии специальный пандус, чтобы ей было проще залезать и вылезать из нее). Кошки стали сопровождать нас во время прогулок, а я совершенно неожиданно для самой себя абсолютно влюбилась.

Я люблю всех своих животных, но Большая Собака обожает меня с такой силой, к которой я не была готова. Очень пылко, а это отвлекает и занимает много времени. Большинство собак отведут взгляд, если смотреть им прямо в глаза, но она просто продолжит смотреть, как будто хочет тебя поглотить. Когда она отдыхает, то поднимает голову, чтобы убедиться, на месте ли я, и только тогда ворчит с одобрением. Перед сном она подходит к каждому члену семьи, чтобы ее погладили по большой и мягкой голове.

Только через год она начала вилять хвостом (такая задержка разбила мне сердце). И она научилась играть, ловко подбрасывая игрушки в воздухе или бегая туда-сюда по коридору. В такие моменты лампы раскачиваются, ковры складываются гармошкой, безделушки падают с полок, а мы привыкли быстро вжиматься в стены. Наша собака по размеру больше шетлендского пони, так что с легкостью может сбить с ног меня и моего мужа. Именно поэтому в тур с книгой «До встречи с тобой» мне пришлось поехать с порванной связкой. А после того как она один раз слишком восторженно встретила мужа на пороге дома, ему приходится носить бандаж на колено. Недавно она начала «разговаривать» с нами во время ужина. Она лежит со своей стороны стола, воет и ворчит. Потом ждет, пока ей ответят, и только тогда продолжает «разговор» (вы можете это увидеть в моих аккаунтах в Instagram −  jojomoyesofficial и nanookthebigdog).

Источник: личный архив Джоджо Мойес

Когда берешь собаку из приюта, самое приятное наблюдать, как она раскрывается, учится доверять своему окружению и выражать счастье. С каждым прыжком в лесу, с каждым поглаживанием живота, я знаю, что делаю ее жизнь неизмеримо лучше. В течение нескольких тяжелых лет, когда наша семья переживала серьезные болезни, тяжелые операции, успехи и неудачи на работе, политику и повседневные проблемы, она была для нас постоянным источником радости и любви. 

Бывают и свои сложности. Мы часто используем шампунь для чистки ковра – у нее слабый мочевой пузырь, поэтому ее нужно выгуливать каждые три часа. Ей решительно не нравятся велосипедисты, мотоциклисты и даже (к нашему полному ужасу) электрические инвалидные кресла. У Большой Собаки возникают иррациональные антипатии, поэтому ее приходится запирать, чтобы она переставала «пасти» гостей. Она практически выбила мне плечо, нуждается в регулярном груминге и дорогостоящем глюкозамине для связок. И если она сидит у тебя на коленях, то через 20 минут ты перестаешь чувствовать свои ноги.

Как и большинство представителей своей породы, Большая Собака считает поводок посягательством на свое достоинство. Прошлым летом ко мне приезжал пообедать мой редактор из Нью-Йорка, и где-то во время пудинга я поняла – собака пропала. Для меня остается загадкой, как что-то настолько большое и белое может бесследно исчезнуть. Обед остался недоеденным. Мы прочесывали окрестности пешком, на машине и на квадроцикле. Через два часа у меня началась настоящая истерика. Я почувствовала себя точно так же, как когда наш сын в два года ненадолго потерялся в супермаркете.

Я отправила своего редактора обратно в Лондон на такси, предварительно объяснив, что не могу никуда ехать, пока не найду Большую Собаку. Мы наконец-то обнаружили ее час спустя, уставшую, счастливую и полностью черную. Кажется, она плавала в самой отвратительной и вонючей канаве в стране. Сначала я заплакала от облегчения, а потом – когда увидела счет от грумера.

Источник: личный архив Джоджо Мойес

Мои дети-подростки шутят, что когда я уезжаю, то скучаю больше по Большой Собаке, чем по ним. Это смешно, ведь они тоже больше скучают по ней, чем по мне. Они даже завели для нее страничку в Instagram. Мой муж не самый эмоциональный мужчина, но рядом с ней и он становился податливым. Однажды я подслушала, как он говорит ей: «Не хочешь есть свой завтрак? Нет? Хочешь, я потру туда пармезан?» Собака из моей книги «Все та же я» тоже любит, когда в ее еду добавляют этот сыр.

Большая Собака помогла исправить мои «писательские» проблемы со спиной, потому что теперь я вынуждена минимум 4 раза в день вставать из-за рабочего стола. Она сделала меня и моего мужа ближе друг другу – теперь мы каждый день встречаем рассвет во время прогулки. Даже самый хмурый подросток не сможет сдержаться и начнет хихикать над тем, с каким застенчивым почтением она относится к нашей яростной кошке. Или над там, как Мадам Флаф (так они ее называют) шевелит своими огромными лапами во сне.

Когда мы взяли Большую Собаку в дом, мы сказали детям: учитывая ее возраст, она пробудет с нами максимум 4 года. Когда я это говорила, то чувствовала себя практически беспечно. Сейчас, два года спустя, если я об этом задумываюсь, то мне хочется плакать. И я с тревогой слежу за каждым прихрамыванием, за каждым уставшим падением Большой Собаки.

Источник: личный архив Джоджо Мойес

Любовь мимолетна, зачастую внезапна, ей нужно наслаждаться, когда она приходит. Возможно, это единственный урок, который мы получаем от животных. Огромная собака с грустной мордой научила меня жить настоящим и наслаждаться каждым дарованным днем. А благодаря собакам из приюта наша семья поняла: по-настоящему получаешь что-то только тогда, когда отдаешь сам.

Оригинал статьи был опубликован в газете The Sun.