Интервью с Тесс Герритсен, автором книги «Игра с огнем»

Тесс Герритсен, «Игра с огнем». Интервью

 

  • «Игра с огнем» не входит в цикл книг о детективе Джейн Рицолли и судмедэксперте Мауре Айлз. Как возникла идея отдельного романа?

Я была в Венеции, отмечала день рождения, и мне приснился кошмар. Я играла на скрипке темную, жуткую мелодию. Рядом со мной сидел ребенок. Внезапно он превратился в монстра с горящими красными глазами.  Я проснулась, меня трясло, но я поняла, что в этом сне было главным – сила музыки, способная пробуждать зло. В тот же день, гуляя по Венеции, я очутилась в бывшем еврейском гетто, где установлен мемориал 246 венецианским евреям, отправленным в лагеря смерти.  На одной из памятных досок было несколько имен с фамилией Тодеско. И в этот момент родилась история о музыкальной династии Тодеско и о музыке, несущей в себе семейное проклятие.

 

  • Сначала «Игра с огнем» была написана как рассказ. Почему вы решили развить его до романа? Как это повлияло на произведение?

Мой голландский издатель заказал мне рассказ на 96 страницах. В этот объем уложилась только современная часть задуманного романа о скрипачке из Бостона по имени Джулия, которая случайно нашла старую партитуру вальса «Incendio». Погружаясь в историю произведения, она обнаружила, что ее жизнь в опасности. Рискуя всем, Джулия полетела в Венецию, где начала разбираться в подробностях жизни Лоренцо Тодеско, автора «Incendio».

Закончив новеллу, я поняла, что это лишь часть произведения, а я хочу описать события еще и с точки зрения Лоренцо! Как получилось, что он сочинил такую зловещую музыку? Что случилось с его возлюбленной? Что стало с его семьей? Роман позволил собрать в единое целое события из жизни Лоренцо, происходившие в Италии 1940-х годов, и историю нашей современницы Джулии. «Incendio» – мелодия, соединяющая двух музыкантов из двух разных миров.

 

  • Какую из частей – историческую или современную – вам было легче или интереснее исследовать и описывать?

Как ни странно, было проще с исторической частью. Она более прямолинейна, герои безнадежно движутся вперед  под влиянием трагических событий того времени. Линия Джулии сложнее, потому что читатель не знает, сходит ли героиня с ума, или ее маленькая дочка действительно порождение зла. Я постаралась спрятать несколько медицинских намеков на то, что Джулия не особенно надёжный рассказчик. Внимательный читатель их заметит и не будет удивлен развязкой. Для писателя суметь запутать таких читателей – настоящее испытание.

 

  • Расскажите об исследовании, которое вы провели перед тем, как написать роман.

Я сосредоточилась на истории евреев в Италии в период Второй мировой войны. Интересно, что в отличие от ужасающего количества убитых в оккупированных европейских странах восемьдесят процентов итальянских евреев пережило войну. Что отличало Италию от других? Как получилось, что столько людей выжило, и что определяло, будешь ли ты жить или умрешь? Дилемма Тодеско отражает то, что, скорее всего, происходило и в других еврейских семьях. Остаться в Италии или эмигрировать? Будет хуже или хуже уже некуда? Правдивы ли слухи из-за границы? Тяжелый выбор, который приходилось делать каждой семье.

 

  • В благодарственном слове вы пишете: «Сила музыки, не подвластная времени, вдохновляющая и меняющая жизни, лежит в основе “Игры с огнем”». Вы всегда хотели написать роман, в котором музыка выступает в главной роли? Или решение ввести тему пришло, как только сформировались персонажи и сюжет?

Музыка  - большая часть моей жизни. Я играю на фортепиано и скрипке, постоянно устраиваю джеммсейшены у себя дома. Я воспринимаю музыкантов как племя, не знающее границ и языковых барьеров. Мы общаемся с помощью мелодий, говорим на одном языке. Любой скрипач в мире знает ощущение деревянной деки под подбородком, которая звучит и оживает при каждом касании смычка о струны.

В «Игре с огнем» мне пришлось детально описать вымышленный вальс «Incendio». Он начинается тихо и печально, затем набирает темп. В кульминации звучит бешено: мелодия «взлетает в стратосферу» и ноты почти невозможно играть. Заканчивается композиция несколькими траурными аккордами. Описание глубоко проникло в мое подсознание, и однажды я услышала вальс во сне! Проснувшись, я сразу села за пианино и сыграла вступление. В течение следующих шести недель я сочинила произведение целиком. «Incendio» исполнила всемирно известная скрипачка И-Джиа Сюзанн Ху, запись можно купить в  магазине iTunes и Amazon, так что читатели могут послушать вальс, который находится в центре сюжета «Игры с огнем». По счастливой творческой случайности я написала книгу о музыкальном произведении, которое воплотилось в жизнь благодаря роману.

 

  • Вы могли бы назвать писателей, которые особенно повлияли на ваше творчество?

Как почти на каждую американскую писательницу,  на меня повлияла серия детективов о Нэнси Дрю.  Она вдохновила меня писать собственные детективные истории, что я и делала начиная с семи лет. Со временем жанр ужасов и фэнтези открыл мне глаза на необъятные возможности художественной литературы: Толкин, Артур Кларк, Азимов и Кинг. Я считаю их великими.

 

  • Расскажите, как проходит рабочий день писателя. У вас есть распорядок, которого вы придерживаетесь?

В моем писательском распорядке дня нет ничего особенного, кроме того, что я пишу от руки – ручкой на нелинованной бумаге. Потом все быстро перепечатываю -  это не проблема. Я считаю, что клавиатура – это барьер между мной и текстом. Когда я вижу слова на экране, мой мозг переключается в режим редактирования, из-за которого я периодически останавливаюсь, чтобы исправить ошибки. Назойливый голос «редактора» значительно замедляет процесс написания.




Мальчик, сделанный из кубиков Потерянные девушки Рима Снобы Дома стоят дольше, чем люди Харри Холе. ДОСЬЕ